Нарушение прав обвиняемого

Фото

В его преамбуле верно обращено внимание, что право на защиту гарантируется не только Конституцией РФ, но и международными договорами, значит, и Конвенцией. Тем не менее в Постановлении нет ничего, что указывало бы на наличие у обвиняемого вышеуказанного конвенциального права и ориентировало бы российских следователей, прокуроров и судей в вопросах его обеспечения. Какой же должна быть отечественная практика во избежание новых решений ЕСПЧ не в пользу России по причине нарушения подп. Во-первых, следует учитывать, что конвенциальным правом обвиняемый обладает независимо от того, совпадают ли его показания и в целом позиция стороны защиты с показаниями свидетелей обвинения и потерпевших, то есть разъяснять обвиняемому данное право надлежит в каждом уголовном деле. Во-вторых, Конвенция не обязывает предоставить обвиняемому возможность реализовать конвенциальное право именно в досудебном или судебном производстве по делу.

Содержание :
Видео на тему: Северная Корея обвиняется в нарушении прав человека

Нарушение права обвиняемого на защиту при составлении обвинительного заключения Владыкина Т. Дата размещения статьи:

Кассация поправила суды по вопросу о нарушении права обвиняемого на защиту

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, Г. Жилина, С. Казанцева, М. Клеандрова, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О. Хохряковой, В. Ярославцева, заслушав заключение судьи А. Бойцова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина М.

Конституционность названных законоположений оспаривает гражданин М. Максимов, который, как следует из его жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации и приложенных к ней материалов, обвиняется в вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору в целях получения имущества в особо крупном размере пункт "б" части третьей статьи УК Российской Федерации.

По подозрению в совершении данного преступления заявитель был задержан 26 ноября года, и на следующий день постановлением Серпуховского городского суда Московской области ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, срок действия которой впоследствии неоднократно продлевался судом. Максимов был уведомлен об окончании следственных действий по его уголовному делу, а 17 ноября года материалы оконченного расследованием дела были предъявлены ему для ознакомления.

В ходе ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела возникла необходимость в производстве дополнительных следственных действий, в связи с чем 26 мая года предварительное расследование вновь было возобновлено, а спустя три дня завершено с уведомлением об этом 29 мая года М.

Максимова и его защитника и предъявлением им 16 июня года материалов дела для ознакомления. Постановлением судьи Московского областного суда от 14 июля года, вынесенным по ходатайству следователя, мотивированному в числе прочего необходимостью завершения ознакомления М. Максимова и других обвиняемых с материалами уголовного дела объемом 30 томов, а также составления обвинительного заключения, направления дела прокурору и обеспечения последнему возможности принятия решения по поступившему делу в пределах отведенного для этого законом времени, срок содержания заявителя под стражей в очередной раз был продлен на 2 месяца до 17 сентября года , а в общей сложности - до 21 месяца 22 суток.

Рассмотрев приведенные в апелляционной жалобе на данное судебное решение доводы о необходимости освобождения М. Максимова из-под стражи ввиду того, что материалы уголовного дела были предъявлены ему для ознакомления по истечении месячного срока содержания под стражей, апелляционная инстанция нашла их несостоятельными, поскольку постановлением суда от 14 мая года срок содержания его под стражей был продлен с учетом своевременного предоставления материалов дела для ознакомления и факт возобновления предварительного расследования 26 мая года не ставит под сомнение законность этого постановления апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 6 августа года.

В передаче кассационных жалоб на указанные судебные решения для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано постановлением судьи Московского областного суда от 2 сентября года и постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 1 октября года. В дальнейшем, как следует из представленных М. Максимовым уведомлений, полученных им от следователя, расследование по его уголовному делу возобновлялось 2 октября года и 17 ноября года, а также 3 марта года, после чего, как видно из дополнительно полученных Конституционным Судом Российской Федерации материалов, 3 июня года дело направлено в Московский областной суд для рассмотрения по существу.

Максимов утверждает о наличии неопределенности в частях пятой, шестой и седьмой статьи УПК Российской Федерации относительно того, какую именно дату предъявления для ознакомления обвиняемому и его защитнику материалов оконченного расследованием уголовного дела надо учитывать при продлении срока содержания обвиняемого под стражей свыше предельно установленного для досудебной стадии срока содержания под стражей в случае возобновления предварительного расследования и следующего за ним повторного предъявления материалов дела: первоначальную или последующую.

Как полагает заявитель, имевшее место в его деле истолкование оспариваемых законоположений позволило следователю в целях соблюдения обусловливающих продление меры пресечения процессуальных сроков объявить об окончании следственных действий и тем самым формально своевременно за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей предъявить обвиняемому и его защитнику материалы оконченного расследованием уголовного дела для ознакомления, а впоследствии неоднократно возобновлять предварительное расследование по данному делу и фактически продолжать его, устраняя его недостатки, при этом получая судебные решения о продлении срока содержания обвиняемого под стражей сверх установленных законом пределов, чем нарушаются права, гарантируемые статьями 17 часть 1 , 18, 22, 46 часть 1 и 55 части 2 и 3 Конституции Российской Федерации.

По смыслу статей 17 часть 2 , 21 часть 1 и 22 часть 1 Конституции Российской Федерации, принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность воплощает наиболее значимое социальное благо, которое, исходя из признания государством достоинства личности, предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу ее автономии.

Приведенные требования Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов, а также основанные на них правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации предполагают, что ограничение права на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества, применяемой в виде меры пресечения в уголовном процессе, - вне зависимости от того, на какой его стадии принимаются решения о ее применении, - должно обеспечиваться судебным контролем и другими правовыми гарантиями справедливости и соразмерности такого ограничения, с тем чтобы данный вопрос не мог решаться произвольно или исходя из одних лишь формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для соответствующих решений обстоятельств, соблюдая баланс публичных интересов правосудия, прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Конкретизируя положения Конституции Российской Федерации применительно к такой мере пресечения, как заключение под стражу, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет единые для всего уголовного судопроизводства нормативные основания применения этой меры и подлежащие учету при ее избрании обстоятельства статьи 97, 99, и , устанавливает сроки содержания под стражей и порядок их продления в досудебном производстве статья , а также закрепляет обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного данным Кодексом часть вторая статьи Согласно статье УПК Российской Федерации содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца часть первая ; при невозможности закончить предварительное следствие в указанный срок он может быть продлен до 6 месяцев; дальнейшее продление срока до 12 месяцев допускается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела часть вторая , а в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, - до 18 месяцев часть третья.

Таким образом, продолжительность содержания под стражей на досудебной стадии производства по уголовным делам имеет строго фиксированные ограничения, за пределами которых дальнейшее продление пребывания под стражей, по общему правилу, не допускается, чем предопределяется обязательность немедленного освобождения содержащегося под стражей обвиняемого часть четвертая статьи УПК Российской Федерации. Указанное законоположение корреспондирует статье 24 часть 2 Конституции Российской Федерации, обязывающей органы государственной власти и их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, а также статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющей право каждого обвиняемого в совершении преступления иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты подпункт "b" пункта 3 статьи 6.

С учетом этого предусматривается возможность продления срока содержания под стражей сверх установленных частями второй и третьей статьи УПК Российской Федерации предельных сроков до момента завершения ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами оконченного расследованием уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд - для случаев, когда данные материалы были предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания таких предельных сроков, однако для ознакомления с ними этого времени оказалось недостаточно.

Если же в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед соответствующим судом и в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения части пятая и седьмая статьи УПК Российской Федерации.

Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства следователя принимает в установленном порядке решение либо о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, если таковое не может быть завершено в течение 30 суток, либо об отказе в удовлетворении ходатайства и освобождении обвиняемого из-под стражи часть восьмая статьи УПК Российской Федерации.

По смыслу приведенных законоположений, предельный срок пребывания обвиняемого под стражей на досудебной стадии производства по уголовным делам может быть продлен в связи с необходимостью обеспечения обвиняемому достаточного времени для завершения ознакомления с материалами дела по окончании предварительного расследования, притом что для решения вопроса о таком продлении на данном этапе движения уголовного дела требуется установление судом с участием заинтересованных сторон правовых и фактических обстоятельств, подтверждающих наличие как общих нормативных оснований для применения мер пресечения, предусмотренных статьями 97 и 99 УПК Российской Федерации , так и закрепленных в статьях и данного Кодекса специальных условий дальнейшего продления содержания под стражей как в пределах определенного законом максимального срока, так и с его превышением.

Названные положения статей и УПК Российской Федерации , связывающие возможность превышения установленного законом предельного срока содержания под стражей на досудебной стадии с частными интересами обвиняемого и его защитника, которым - при отсутствии оснований для изменения или отмены данной меры пресечения - оставшегося до истечения предельного срока содержания под стражей времени оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, преследуют также публично-правовые интересы, заключающиеся помимо прочего в обязанности государства обеспечить посредством правосудия защиту конституционно значимых ценностей, и в этом смысле не могут расцениваться как нарушающие чьи-либо права.

Регулируя порядок окончания предварительного следствия с обвинительным заключением, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает в частях первой и второй статьи возможность в ходе ознакомления с материалами завершенного расследования дополнить материалы уголовного дела лишь в случае удовлетворения соответствующего ходатайства, заявленного одним из участников производства по данному делу что не препятствует продолжению ознакомления с материалами дела другими участниками , а также содержит адресованное следователю требование по окончании производства дополнительных следственных действий уведомить об этом участников процесса и предоставить им возможность ознакомления с полученными материалами.

В данном случае участники процесса уведомляются о том, что, согласно позиции стороны обвинения, все необходимые следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения части первая и вторая статьи УПК Российской Федерации. Дополнительные же следственные действия, осуществляемые на этом этапе в период срока содержания обвиняемого под стражей, определенного судом сверх установленного законом предела, являются частью обеспечивающей разрешение ходатайства о дополнении материалов оконченного расследованием уголовного дела процедуры, не тождественной по своей правовой природе возобновлению предварительного расследования, которое, по смыслу части шестой статьи , статей , и пункта 2 части первой статьи УПК Российской Федерации , применяется к производству по ранее приостановленным или прекращенным делам, а также при возвращении прокурором поступившего с обвинительным заключением уголовного дела для производства дополнительного следствия.

Не допуская продления срока содержания обвиняемого под стражей сверх его предельной продолжительности на завершающем этапе предварительного расследования перед направлением уголовного дела с обвинительным заключением прокурору, статья УПК Российской Федерации делает исключение для незавершенного ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами оконченного расследованием дела, которое - при условии их заблаговременного предъявления после окончания предварительного следствия - возможно и после того, как предельные сроки содержания под стражей исчерпаны.

Поскольку же продление содержания обвиняемого под стражей по истечении его предельного срока на период ознакомления с материалами уголовного дела - в том числе с вновь полученными в рамках данного этапа в связи с реализацией участником процесса права на заявление соответствующего ходатайства и проведением необходимых для его удовлетворения дополнительных следственных и иных процессуальных действий - возможно в силу прямого указания части седьмой статьи УПК Российской Федерации лишь при исчерпании лимита времени, оказавшегося недостаточным для ознакомления обвиняемого и его защитника с заблаговременно предъявленными после окончания предварительного следствия материалами, постольку именно первоначальная дата их предъявления и должна учитываться при продлении срока содержания обвиняемого под стражей сверх его предельной продолжительности.

Поскольку судебные гарантии свободы и личной неприкосновенности не могут сокращаться или приостанавливаться в зависимости от того, на каком этапе уголовного судопроизводства принимается решение о содержании под стражей в качестве меры пресечения, приведенная правовая позиция может быть применима mutatis mutandis и к отношениям, складывающимся в период ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела после окончания предварительного следствия по данному делу и перед направлением его с обвинительным заключением прокурору.

Таким образом, принимая во внимание ранее сформулированные Конституционным Судом Российской Федерации правовые позиции, нет оснований для вывода о том, что оспариваемые М.

Максимовым законоположения, применяемые в системе действующего правового регулирования, содержат неопределенность, обусловливающую произвольное, не контролируемое судом и несоразмерное продление сроков содержания под стражей, а потому эти нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте.

Установление же обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о допущенных на этапе ознакомления заявителя и его защитника с материалами оконченного расследованием уголовного дела нарушениях, касающихся проведения следователем в инициативном порядке следственных и иных процессуальных действий на данном этапе, а также проверка законности и обоснованности состоявшихся в связи с этим судебных решений, к чему, по сути, сводятся доводы жалобы М.

Максимова, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленной в статье Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" , не относятся. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" , Конституционный Суд Российской Федерации о п р е д е л и л: 1.

Признать жалобу гражданина Максимова Максима Николаевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит. Настоящее Определение подлежит опубликованию на "Официальном интернет-портале правовой информации" www.

Обеспечение и защита прав обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе

Наши издания Одной из неотъемлемых составляющих любого правового государства является обеспечение и охрана прав,законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, и прежде всего обвиняемого. Актуальность данного вопроса обусловила его широкое законодательное регулирование: основы процессуального статуса обвиняемого закреплены в Конституции РФ ст. Также следует отметить, что закон не только подробно излагает содержание прав обвиняемого, но и предусматривает механизм процессуальных средств их обеспечения. Однако данные претензии еще недостаточно обоснованы. Следовательно, участие подозреваемого в уголовном деле носит временный, локальный характер. Так, с одной стороны, подозреваемый уже находится в определенной процессуальной связи с государством и испытывает на себе тяжесть уголовного преследования. Но с другой стороны, подозреваемый еще не является обвиняемым, поэтому его процессуальная связь с государством не так сильна.

Получить доступ Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: "Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п.

Нарушения прав обвиняемого (подозреваемого) органами предварительного расследования

Уголовное право и уголовный процесс Право на защиту в уголовном процессе Неотъемлемым правом лица, подвергшегося уголовному преследованию, является право на защиту. Оно может быть реализовано подозреваемым и обвиняемым как непосредственно самими, так и через суд, а также с помощью защитника и или законного представителя. Защита осуществляется путем дачи показаний, представления доказательств, обращения с заявлениями и ходатайствами, обжалования действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование. По уголовно-процессуальному закону органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, обязаны обеспечивать осуществление подозреваемым и обвиняемым права на защиту путем: разъяснения им их прав и обязанностей; удовлетворения ходатайств об истребовании доказательств, могущих иметь значение для дела; предоставления возможности знакомиться по окончании предварительного следствия и дознания со всеми материалами уголовного дела; обеспечения участия в деле защитника и т.

Нарушение права обвиняемого на защиту при составлении обвинительного заключения (Владыкина Т.А.)

Глава 2. Права и свободы человека и гражданина Статья 17 1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Статья 18 Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, Г. Жилина, С.

Нарушение прав защитников-неадвокатов

Вне всякого сомнения, что указанная точка зрения имеет право на существование, несмотря на ее явную дискуссионность, но представляется, что институт права на защиту от выдвинутого обвинения, а также вопросы нарушения этого права необходимо рассматривать с разных позиций. Проблема эффективности судебной защиты: Дис. Так, установленная в уголовно-процессуальном законодательстве РФ совокупность норм, обеспечивающих указанное право, базируется на положениях, сформулированных Международным пактом о гражданских и политических правах, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября г. Условия и порядок реализации права на защиту закреплены в УПК РФ, связывающем осуществление этого права как с волеизъявлением лица, по просьбе которого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором или судом, так и с конкретными обстоятельствами, при наличии которых участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно.

There are analyzed empirical data of crimes made by the law enforcement officials and proposes measures to prevent violations of the rights of culprits. Попробуйте сервис подбора литературы. Анализируется эмпирический материал о преступлениях, совершенных сотрудниками правоохранительных органов; предлагаются меры по пресечению нарушений прав обвиняемого. Ключевые слова: обвиняемый, преступления, правоохранительные органы, нравственность, нарушение прав. Keywords: culprit, crime, law enforcements, morality, rights violations. Целью деятельности правоохранительных органов является защита прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, общества и государства, восстановление их нарушенных прав и наказание правонарушителей. Из этого следует, что одна из обязанностей органов уголовного преследования — соблюдение прав граждан независимо от их статуса. Однако в отношении обвиняемого система нередко дает сбой. Реализация большинства прав, предоставленных УПК РФ обвиняемому, лежит на следователях, которые зачастую вместо реализации этих прав ими пренебрегают, руководствуясь различными мотивами.

Практика участия защитников, предусмотренных этой нормой, вызывает ряд существенных проблем. Так, некорректная имплементация положений ч. Например, типичными нарушениями являются: — немотивированный отказ суда защитнику в допуске к участию в уголовном деле; — отказ в удовлетворении заявления обвиняемого или осужденного о свидании с защитником, оказывающим юридическую помощь в связи с намерением обвиняемого обратиться в Европейский Суд по правам человека; — безосновательное отклонение администрацией ИВС, СИЗО, ИК просьбы о предоставлении свидания защитнику с обвиняемым.

Кассация поправила суды по вопросу о нарушении права обвиняемого на защиту Фото Право. В бюллетене собрана апелляционная и кассационная практика Мособлсуда по уголовным, гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений, судебная практика по административным делам по вступившим в законную силу постановлениям, а также практика пересмотра не вступивших в силу решений. Разбирая одно из дел, Мособлсуд отмечает, что при разрешении вопроса о том, было ли нарушено право обвиняемого на защиту, суд апелляционной инстанции не дал оценки всем обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения дела. Один обвиняемый — три защитника Постановлением судьи Мособлсуда от 23 июля года уголовное дело в отношении М. Ознакомление с материалами дела следователь прекратил на день раньше срока, установленного судебным решением. Кроме того, в материалах дела не было сведений о допуске адвоката Н. Однако апелляционным определением коллегии по уголовным делам Мособлсуда от 8 сентября года решение о возвращении дела прокурору отменено, дело направлено в суд для рассмотрения по существу со стадии предварительного слушания. Вместе с тем, согласно ч. При этом обвиняемый ходатайствовал о приобщении к материалам опросов ряда свидетелей, собранных его адвокатом.

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, Г. Жилина, С. Казанцева, М. Клеандрова, С.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев.